Пользователь Пароль


Лучшее всего пиво пьется дома. Или на берегу реки, если рыба вам не мешает.
Американская пословица

Главная страница Отправить сообщение Отправить сообщение Структура сайта         
 Новости   Ячмень   Солод   Хмель   Пиво   Объявления   О нас 
  Castle MaltingBelgianShop   BrewMalt  Castle Malting

V-Line Новости V-Line Поиск в архиве новостей V-Line
V-Line-200

Преемственность бельгийского пивоварения
Belgian Beer

Журналист Кристофер Барнс рассказывает на сайте Belgian Beer & Food о семейных традициях бельгийских пивоварен. Pivo.by публикует перевод материала.

Две мировые войны и последующее нашествие светлых лагеров вынудили сотни бельгийских пивоварен уйти из бизнеса. Из приблизительно 3 000 пивоварен, действовавших в Бельгии в начале ХХ века, в итоге осталось меньше 150. Медленно, но верно, новые пивоварни и гёзерии, такие как Boon, De Dolle и Achouffe, начали открываться снова в то время, когда это казалось безумием.

Что происходит, когда основатель уходит в отставку? Кому достаётся наследие пивоварни? В случае с пивоварней Achouffe это оказалась пивоварня-покупатель Duvel-Moortgat. Но даже давние члены Бельгийской ассоциации семейных пивоваров, одним из главных принципов которой является уважение к семейной собственности, не защищены от неопределённости в вопросах современного крафтового пива. Теперь, когда число пивоварен в Бельгии растёт, учредители новых предприятий также должны заботиться о своём наследии.

Некоторые новые пивоварни уже позаботились о будущих поколениях, вовлекая семьи в свои проекты. Рассказ Винсента Дильвинса в этом плане вполне характерен. Винсент начинал как домашний пивовар, добился успеха и решил превратить хобби в профессию.

Brouwerij Dilewyns открыла свои двери в 2011 году и перешла на современное оборудование пять лет спустя. Сейчас производством руководит дочь Винсента, Анна-Катерина, а её сестра, Клэр, управляет бизнесом. Анна-Катерина говорит, что была привлечена к делу «с самого начала, в 1999 году». Это было семейное увлечение, и она начинала, «следуя примеру [отца], а затем уже разобралась в процессе».

По словам Винсента, его дочери интегрировались в пивоварение «вполне естественно».

— Их интересовало то, чем я занимался. В 2010 году, когда нам нужно было решиться на следующий шаг — открыть своё производство вместо варок по контракту, — они сами решили начать производство в профессиональном масштабе.

То же самое произошло на Brouwerij Boon. Фрэнк Бон решил заняться гёзами и ламбиками в середине 70-х, когда эти стили были не просто редкими, но почти вымерли. Четыре десятилетия спустя, во многом, благодаря усилиям Франка, гёз и ламбик стали более популярными, чем когда-либо. Теперь, когда Франку исполнилось 60 лет, Brouwerij Boon готовится к следующему этапу своей истории: двое сыновей Франка присоединились к семейному бизнесу.

Карел Бон, окончивший университет в Лёвене и прошедший стажировку в Шиме, рассказывает, как он и его старший брат Йос заинтересовались бизнесом их отца.

— Для нас обоих это было очевидным. Йос всегда интересовался оборудованием, техникой и т.д. В детстве он помогал отцу на пивоварне. У нас в семейных альбомах есть несколько фотографий, где он сидит на погрузчике или собирает в маленькую коробку дробину из варочного цеха. Всегда было очевидно, что Йос продолжит работать на пивоварне. А я всегда был довольно предприимчивым, и начал заниматься небольшим онлайн-бизнесом со своим другом, и, хотя всё шло хорошо, голос в моей голове подсказывал заняться пивом. Однажды утром во время завтрака я был с отцом за столом наедине. Кажется, мне было 17. Я сказал ему тогда, что хотел бы работать вместе с братом на пивоварне. Он ответил: «Хорошо, это отличная новость», и продолжил пить кофе.

Интегрируя свои семьи в повседневную жизнь своих пивоварен, Винсент и Франк вдохновили своих детей присоединиться к семейному бизнесу. Но не все дети так заинтересованы делом своих родителей. В 1996 году Нино Баселле и Гвидо Девос начали работать в Brouwerij De Ranke. Двадцать один год спустя пришло время строить планы на будущее. По словам Нино, «у Гвидо нет детей, которые интересуются пивоварением». К счастью для De Ranke, похоже, следующее поколение последует за Нино: «Моя дочь Лиза и её друг Сандер Вермерш работают на пивоварне и заинтересованы в продолжении карьеры…»

Успех пивоварен Boon, De Ranke и Dilewyns свидетельствует о том, что их возвращение к семейному бизнесу было крайне современным. Детей не принуждали к семейному бизнесу, семья была интегрирована в него. Вот как описывает это Карел Бон.

— С моей точки зрения, пивоварня похожа на семейную ферму рядом с домом. Мы всегда жили рядом с пивоварней. Наш дом был связан с ней, и мы могли прийти туда хоть в пижаме. Это было и остаётся частью нас. Пивоварня буквально была нашей игровой площадкой. Таким образом, она — часть нашей ДНК.

05 мая, 2018
V-Line-200 V-Line-200
 Ваша учетная запись   Правила и соглашения   Помощь специалистов   Архив публикаций 
Copyright © E-Malt s.a., 2013 - 2019